Команда Red Dawn – Берлинская Наступательная

Война глазами Grizzly. Команда под управлением замполита.

И вот, настал тот день, когда страйкбольная команда “Red Dawn” вновь приняла участие в игре серии “Заря”.
Кто-то заезжал с ночи, кто-то с утра. Все, кто планировал — добрались, никто не потерялся, а это уже огромный плюс. Со слов тех, кто был там в ночи: “Холодрыга была ужасная, но мы успели пообщаться ребятами, они даже угостили нас вином”. Знаю одно: наши бравые бойцы никогда и нигде не пропадут, респектую первопроходцам IzzyDuff и Dolbun.
После прибытия на полигон, разбив палаточный лагерь, команда «Red Dawn» занялась экипировкой. Время летело неумолимо и приближалось к 10:00 — первая встреча командиров подразделений Вермахта. Собрание прошло успешно: были получены последние указания, расписаны тактические действия и решены организационные вопросы.
Спустя чуть больше часа, в полной экипировке и боевом снаряжении, группы бойцов выдвинулись на торжественное построение.
Организаторами были представлены командиры сторон: Майкл “Вереск” и Chief “Red Dawn”. После представления командира Вермахта, по совместительству командира команды «Red Dawn», бойцы непроизвольно “бросили” немецкое приветствие с криком: “Слава Chief’у!”.

заря команда red dawn берлинская карта алабино

После оглашения правил проведения игры (всех 4 фаз), команды выдвинулись на огневые рубежи. Погрузившись в “Уралы” (о, Боже, с каким восторженным чувством я вспоминаю эту «стиральную доску»), мы двинулись в путь. Дорога заняла минут 10, может, чуть больше, при условии, что у нас было ещё 3 остановки. По ходу движения бойцы всех команд, которые были в “Урале”, поднимали боевой настрой шутками: “передаём за проезд”, “у кого граната укатилась?” и всё в таком духе. Было весело, как будто люди едут не “умирать”, а на представление. Думаю, не зря есть такая фраза: “Кто в армии служил — тот в цирке не смеётся”. Это всего лишь предисловие к масштабным действиям на поле битвы, вернёмся к главному.

заря red dawn урал игра страйкбол команда

Высадив всех по дороге, мы рванули прямиком к точке “Котбус” занимать огневые позиции, где и провели большинство времени. Были выбраны следующие квадраты для размещения: Е2Г и Ж2В. К нашему удивлению, на этом квадрате уже была какая-то группа. Видимо, командир не знал про планы Вермахта и о распределении по позициям. В ходе переговоров с командиром расчета было принято решение о смене места их дислокации, и они переместились на квадраты Д2В и Д2Г. Пока наше отделение тщательно выбирало места для маскировки, мимо нас успели проехать 2 БТР’а СССР. К старту баталии все были распределены по квадрату и находились на нужных огневых позициях. Отделение внимательно наблюдало за тем, как колонна СССР двинулась в сторону Дома Павлова… Все бойцы полагали, что будет несладко, но не настолько… Передовая — квадраты Г и Д держались как могли, но ТАГи и гранаты были безжалостны ко всем, кто находился в укрытиях. Более того, противник превосходил не только ударной силой, но и числом. После зачистки первых 2-х квадратов наше отделение приняло удар на себя.

заря команда red dawn pmc бтр алабино

Пулеметная очередь сдерживала натиск врага, но этого было явно недостаточно, и в ход пошли дымы и гранаты. Точная работа ребят с оптикой помогала, и один за другим поднимались руки и красные тряпки… но и на нашей стороне тоже… К большому сожалению, данный участок был сдан противнику, но не без боя. Это было только начало операции по отбрасыванию врага от Виттенберга. Не возникает никаких сомнений, что по численности мы слишком сильно уступали, да и огневая мощь противника была превосходящей. Бой был принят, противник понёс значительные потери: как минимум 2 десятка было разменяно на наше отделение. Все достойно ушли в “мертвяк”, дезертиров не было. За этот бой весь личный состав команды «Red Dawn» награжден орденом мужества “посмертно”.
Дальше было тяжелее… После первого респа пришлось занимать позиции только в «зеленке» и проводить разведывательные действия.

заря страйкбол 2016

К тому моменту наше отделение разделилось на 2 части: Grizzly и Claxi выползали по квадратам: З1В, З2А, З2В, З2Г, докладывая информацию о расположения врага z00m’у. Тех, кто остались с z00m’ом в квадратах З1В и З1Г, на подступах к квадрату И1В ожидала засада, в связи с чем и пришлось отступать по уже протоптанному маршруту к группе диверсантов. К тому моменту силы противника скапливались в прямой видимости как со стороны дороги, так и со стороны Дома Павлова. Было решено дождаться основную группу и заставить врага отступить к Дому Павлова, тем самым замыкая его в котёл, из которого практически нереально было бы выбраться, поскольку массивная атака шла бы с тыла, прикрывая передовую (тех кто находился в обороне).
При попытке сокращения дистанции с врагом группа диверсантов была обнаружена и вступила в открытый контакт. Силы противника были недооценены и спустя порядка 10 минут к ним прибыло подкрепление как со стороны дороги З3А, З3Б, так и со спины И2А. Случилось самое ужасное: окружены в том самом котле оказались мы. В ходе этой операции были уничтожены силы противника, чем мы дали незначительную передышку обороняющейся позиции Дома Павлова.

red dawn дом павлова берлинская наступательная

Очередной респ, команда готова. Наступило время для минирования дороги. Отделение потратило много времени для выяснения размещения необходимой позиции, но это, возможно, сыграло на руку. Решено было заминировать дорогу в квадрате Е2Г. Мина была благополучно доставлена в соответствующий квадрат и установлена, и оставалось всего каких-то полчаса для образования кратера. Все заняли огневые позиции, а Grizzly и КОТ переместились на квадрат Е1Г, а затем, спустя некоторое время, в квадраты Е1В и Д1Г соответственно. После окончательного размещения и маскировки на местности, бойцы принялись за внимательное изучение ландшафта и поиск разведки противника на возможных огневых позициях в квадратах Д1В, Д2А, Д2Б Е1Г. В ходе разведывательных действий была доложена информация о том, что отделение противника в количестве 10 человек двигается по зелёнке в сторону подконтрольной Вермахту точки “Котбус”. На мой взгляд, в этом мы и допустили ошибку, т.к., скорее всего, именно эти бойцы и уничтожили наше отделение, которое располагалось на обороне мины, а в дальнейшем образованного кратера. С другой стороны, если бы мы вступил ив контакт с ними — не факт, что мы смогли бы предотвратить заход со спины…

“…Нет повести печальнее на свете,
чем повесть о «медведе» и «коте» из красного рассвета…

После того, как была получена информация о контакте с врагом, мы начали покидать огневые рубежи и перемещаться в квадрат Е2В. Наша задача была максимально быстро переместиться в тыл и сдержать натиск врага до возвращения нашей группы.

Со стороны это казалось абсолютно невозможным, особенно, когда напротив нас остановился танк СССР… В ходе попытки взятия подконтрольного огневого рубежа, стороной СССР были стянуты большие силы. Мы держались как могли, от нас поступали запросы на точки респа и штаба для переброски огневой поддержки:

– z00m, вызывает Grizzly! z00m, вызывает Grizzly! Нам требуется огневая поддержка в квадрате Е2В! Повторяю: требуется огневая поддержка в квадрате Е2В!
К сожалению, наши мольбы о подкреплении были не услышаны, т.к. отделение было ещё на респе… Тогда оставалось только одно — просить поддержки у штаба:
– Chief, вызывает Grizzly! Chief, вызывает Grizzly! Нам требуется огневая поддержка в квадрате Е2В! Повторяю! Срочно требуется огневая поддержка в квадрате Е2В! – тишина…
– Нас двое! Повторяю! Нас всего двое!

Chief не ответил, как я узнал позднее — в этот момент у него села та рация, на частоте которой находилось наше отделение.
Оставалось всего два варианта: либо мы дадим хотя бы пару минут боя, либо остаётся дезертировать. Второй вариант был абсолютно неприемлем.
Дабы сбить врага с толку и задать неверный курс, были заброшены 2 дымовые шашки и осколочная граната. Стоило мне повернуть голову налево, как передо мной явилась следующая картина: КОТа “убили” прямо на моих глазах. Он медленно поднимал красную тряпку и выходил с поля боя, а я продолжал отстреливаться из последних сил, и в этот момент в наушнике прозвучал голос z00m ‘а: “Мы выдвигаемся, держитесь!” Я никогда ещё не был так ему рад. Держать огневой рубеж одному — это как пройти до Берлина и ни разу не умереть: даже бравый солдат не в состоянии был этого сделать… Я забрал с собой троих, т.к. была цель – не сдать позицию. Я дождался удобного момента, дёрнул чеку и мысленно проговорил: “Ребятки, как же вас сейчас тут не хватает”, ну, и бросил… А после этого зазвучала песня, как только я вышел из дыма:

— Только мы с КОТом по полю идём, только мы с КОТом по полю, в мертвяк…

Когда мы увидели кол-во бойцов и бронетехники, которое заняло эту позицию, мы были немного ошарашены: 2 БТР, 1 танк и человек 35-40. Пока возвращались на респ, по дороге встретили наших. Они поняли, что «спасать» уже некого, и решили продвигаться через зеленку. Видимо, они повторно наткнулись на отделение, которое двигалось через подконтрольную точку, и там вступили в контакт. Первый боец из группы пришёл на респ после нас через 7 минут, ну, а потом подтянулись все остальные.

Как только мы реснулись с Котом, сразу решили прочистить зеленку. Начали движения с квадрата Ж1А, далее Е1Б, Е1А, Е1В, и закончил в квадрате Е1Г. В квадртате Е1А мы наткнулись на движение вражеской разведки, но в контакт вступать не стали — решили проследить, что они будут делать. Их было трое. Мы двигались за ними по пятам, когда они вышли из квадрата Е1Г и встали рядом с танком. Я пригляделся и понял, что это бойцы Вермахта, и начал спокойно пытаться выйти из зелёнки, но не тут-то было… Если я их признал, то они меня нет… и 3 бойцов DK Works благополучно заработали 1 friendlyFire. Расстроенный, я двинулся на респ.

После того, как вся команда собралась на респе, было принято решение, что “возрождаться” будем все вместе. На Котбус подтянулась ещё 1 команда, к сожалению, название вспомнить не могу. От них пришла инфа: должен приехать БТР. Поступило сообщение из штаба о прибытии БТР для транспортировки на огневую позицию и минирования дороги. Если для нас специально пришлют БТР — конечно, стоит его дождаться. Забегая вперед: зря мы его ждали. Поступала противоречия информация: то ли он будет пустым, то ли с подкреплением. Но этот вопрос мгновенно решился:

— В случае, если в БТРе будут солдаты, они должны его освободить для транспортировки отрядов на место минирования дороги, – сказал Chief в канал.

Ждали мы БТР в районе 20 минут. Как же дорого стоило то время… БТР приехал пустой, и это была отличная новость. Бойцы начали загружаться: кто во внутрь, кто располагался сверху. Посредник (командир экипажа БТР) сказал, что максимум 20 человек на броне, и нескольким придется слезть… Для них это был тот самый счастливый момент, т.к. им это «спасло» жизнь… БТР пытался развернуться и выехать на накатанную дорогу где-то 15-17 минут, это ни в коем случае не преувеличение. За это время нам была подготовлена ловушка: в квадрате Ж2А, Е2Г располагалась минометная поддержка. Как только мы начали подъезжать к этому квадрату, краем глаза я заметил, как из кустов появилась голова — даже не размышляя, вскинул автомат и дал очередь. Пока я успел высадить обойму в троих, в наш БТР стукнулась граната, потом еще одна, потом парню в руки прилетела стрела и взорвалась (у него лопнули очки). Поскольку БТР считался подбитым, все (включая тех, кто был внутри) были отправлены на респ… 40 минут ожидания ради двухминутной перестрелки и трёх реактивных снарядов – это было сильно…

После той неудачной атаки на БТР до конца фазы с минированием дороги оставалось чуть меньше часа, а наша задача оставалась прежней: реснуться, дойти до дороги и установить мину. Все силы 2-х отделений, скооперировавшись, пошли в последнюю атаку. Дошли быстро, чуть-чуть постреляли, так как там были проходящие мимо СССРовцы. Распределились по боевым позициям и ждали врага, и он, как назло, не заставил себя долго ждать. Единичные бойцы, видимо, продолжали двигаться на Виттенберг, а тут мы такие в окопах. Мину удержали — в 19:59 произошёл взрыв, образовалась воронка, а в 20:00 всю технику уже ставили “на прикол”. Очки за успешный подрыв дороги продолжали капать. И после 20:00 вся сила противника потихоньку начала стягиваться в сторону Котбуса. Одиночки полегли сразу, а вот со звеньями пришлось повоевать. Где-то в районе 20:20 была “последняя битва за мину”, которая продолжалась не более 10-15 минут. Противник перебрасывал все силы к следующей операции по захвату Котбуса, и их численность быстро росла. После того, как стало понятно, что, если в тот момент поле битвы мы не сдадим, то разместиться для следующей операции уже будет некогда… Да и проблематично, потому что следующий респ после 21:00 был бы только на Берлине. А с Берлина дойти было бы ох как непросто в кромешной темноте.
При открытом контакте с врагом и оценке его превосходства был дан приказ отступать:

— Red Dawn, говорит Grizzly, мы отступаем! Повторяю: мы отступаем! Всем покинуть боевые позиции и переместиться в лагерь Котбус.

закат заря берлинская

Не все так красиво, как написано. К сожалению, в ходе операции мы потеряли как минимум 1 бойца IzzyDuff. Пока отделение отступало, мы с Котом обеспечивали возможность отступления бойцам, которые находились на другой стороне дороги. Из военных воспоминаний: “Помню, как мы дымили дорогу, чтобы наши могли отступить. Смотрю: CLAXI по трубе ползёт, а там на выходе воды по колено.., так он пытался аккуратно перелезть, но когда понял, что его сейчас вот-вот убьют, плюнул: одной ногой в воду по колено, а второй — сразу на землю. Так и вылез наш партизан, только вот не помню: жив ли он остался?! Я-то стоял до конца, пока все мои не уйдут, прикрывал их грудью”. Когда все боевые братья отступили, я начал отходить и понял, что уже в котле, из которого не выйти. Оставалось только одно: зарабатывать звезду героя и брать огонь на себя. Автоматная очередь, я поверил, что враг начал отступать, но патроны не бесконечные. Граната — последний аккорд. Слушал шаги и пытался отдышаться, дёрнул чеку и бросил из окопов.

Так и закончилась история замполита — как героя, прикрывавшего отступление отделения. На респе на Котбусе были даны последние указания – стоять не на жизнь, а на смерть. Отделение было разделено на 3 звена:

Звено CLAXI, Craft — З1Б или З1Г;
Звено KOT, Dolbun — Ж1А или Ж1Б;
Звено Grizzly, IzzyDuff (позже присоединился Felix) — Котбус (высота).

Только не понятно, как и где потерялись Fox и UREELKA, т.к. изначально планировалось разделиться на 3 звена по 3 человека. По мне, оборона Котбуса оказалась самой долгой и изматывающей операцией. Помимо того, чтобы холодно, так ещё и темно, как назло. После часовых поисков врагов в кустах и обнаружении одного партизана, который был лично мною засвечен от души и убит, мы встретились на высоте с Хароном. Вдвоём просвечивали все близлежащие квадраты, дезориентируя врагов. В течение всей операции старался поддерживать связь с звеньями, чтобы понимать обстановку: не лезут ли партизаны к нам в лагерь. В районе 22:00 к нам неожиданно пришла группа бойцов в составе 9-13 человек, которые пытались прямо по дороге пройти в Котбус. Это полбеды… Видимо, у одного из них был ПНВ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ (который после засвета перестаёт работать), ну, так вот, раздался крик: “А ты в курсе, что такие фонари запрещены?!”. Мы с Хароном переглянулась и заржали: правила гласят о невозможности использования фонарей более 200 люмен в закрытом помещении…

Ну, а мы с Хароном продолжали засвечивать их. Видимо, расстроившись от незнания правил, они пытались нас расстрелять (для справки: расстояние было 120-150 метров), но их попытки были тщетны. Потом они пытались запустить стрелы (зачем?!) и решили перебраться в зелёнку… Не надолго, правда, потому что потом они опять вышли и пошли на противоположную сторону. Но не тут-то было: помимо того, что там их ожидала засада, так и наш бравый пулеметчик Felix хотя бы одного, но убил (навесом).

Как же быстро могут зайти со спины… Случайно услышав шорохи, мы с Хароном одновременно развернулись и начали засвечивать тыл… А там было трое бойцов СССР. Нас чудом не взяла “шальная”. Завалит эту троицу, мы фонарями сопровождали их до выхода. У них почему-то не оказалось ни тряпок, ни маячков… Роккет предупредил: если не включат маячки — будет открыт огонь. Тут резко у этих ребят нашлись маяки и тряпки. Видимо, не очень честная игра планировалась.

В итоге: Котбус отстояли, собрали всех бойцов и двинулись на Берлин. Я, Харон и ещё 1 боец светили вперед, чтобы видеть дорогу. Наша группа очень сильно растянулась и дважды приходилось останавливаться. Это были наши роковые ошибки…

Сзади пробежал ошалевший СССРовец и снял ножом порядка 30 человек, поэтому группа с Котбуса возвращалась в Берлин уже мертвой. Прибыли мы в 23:30, после чего моя игра была уже окончена.

Любая война никогда легко не даётся… Уставшие и довольные, мы построилось для оглашения результатов, но нас ожидал облом. Подведение итогов будет позже. Жаль… Организаторы поблагодарили участников за отличную игру, и, после торжественных криков, мы отправились собирать шмотки. Спустя где-то час, кто хотел — разъехались по домам, ну, а кто не смог — остались на ночь.
Ровно через неделю мы узнали, что сторона Вермахта все-таки победила сторону СССР, даже несмотря на то, что у них было численное преимущество. Все это благодаря слаженным действиям команд и грамотно построенной стратегии Сhief’а!

Победа осталась за нами! Ура,ура,ура!

red dawn дмитрий шардин grizzly

Фотографии предоставлены Дарьей Дудиной, за что ей огромное спасибо!

псы-войны-2сутки на броне red dawn команда страйкбол